Сколько стоит интеграция? (1)

Prindi PDF

Сколько помню, всю нашу последнюю независимость страна неразлучна с интеграцией. Без сомнений, цель благородна:

отнестись бережно к национальному многообразию оставленного ушедшими оккупантами гражданского населения, при этом органично влив его в жизнь эстонцев. И жить всем вместе счастливо в обществе, где процветает эстонский язык.

На трезвую-то голову понятно, что в случае честных попыток реализовать такой фортель пришлось бы здорово потрудиться, от чего за годы оккупации отвыкли. Поэтому реально дела пошли иначе: мечту о национальном государстве пришлось втиснуть в рамки европейских приличий, а реализовывать уж как самим привычно. 

Что конкретно делалось? – Осваивались деньги Европы.

Разрабатывались и внедрялись языковые требования, затем все снова переделывалось и усовершенствовалось – и так бесконечно. Соответственно проводились курсы. Вначале народ радостно кинулся язык учить, пока не понял, что его подсадили, как на иглу,  в ловушку пожизненного обучения.

Вместо  настоящего обучения государство дало добро на бессовестную эксплуатацию святая святых – эстонского языка. Возможности открылись распрекрасные: и бесконечная манипуляция русским безъязыким населением, и неплохой себе доход, и долгосрочные перспективы всего действия. Понятно, что оккупантов пинать – дело нужное. Только никто не спросил, не задал вопрос хотя бы себе: а каково от всего этого самому родному языку?

Было издано множество учебных пособий, одно другого заунывнее, реализован ряд проектов. За все эти годы могу отметить как интересную только одну профинансированную работу: великолепный видеокурс по материалам архивов ЭТВ  двух энтузиасток-учительниц откуда-то с северо-востока. Но, как и все остальное, и это дело дальше не пошло. Потому что  главным оставалось освоение денег. А зачем и что дальше – не волновало и не волнует никого: рынок с демократией помогут! Поможет и языковая инспекция, специально и по поводу созданная солидная организация, но прозванная в народе почему-то языковой инквизицией….

Большой популярностью пользовалась возможность отправить ребенка летом на пару неделек на эстонский хутор. Но при этом, кроме субъективных недопониманий, все чаще почему-то оказывалось, что ваш ребенок там далеко не один и прекрасно проводит время среди и только среди таких же Саш и Вань. Или еще задолго до отправки вам говорили: «Извините, но остались только платные места…» Как на таком фоне не поверить упорно прорывавшимся слухам о том, что по бумагам проводилась и богатейшая экскурсионная программа?

Слухи, может, и были только слухами, но факт, что довольно длительное время существенной статьей дохода нашего сельского населения была отнюдь не традиционная сельская деятельность. Соблазн легких денег – штука заразительная. И это должно было вызвать определенное беспокойство на государственном уровне. Но не вызвало. При этом никого не заботило, что за люди примут чужого ребенка и насколько они ответственны. Насколько я помню, лавочку прикрыли только после нескольких трагических случаев.

Довольно интересным и на самом деле продуктивным был школьный обмен. Суть в том, что русская и эстонская школа на пару недель обменивались учениками. С каждой стороны по несколько старшеклассников, из числа более-менее владеющих соответствующим «не своим» языком. Да, это дополнительная реальная нагрузка на деятельность школы. Такая, что задумаешься: а стоит ли связываться? Потому что в отличие от непонятных сельских жителей профессионалы-педагоги на своем посту за все происходящее несут реальную ответственность.  А потом, сколько денег-то стоит то, что на пару недель, хоть и по сговору, но несколько детишек будут упорно «ошибаться школой»? – Нет, так много не освоишь.

Что-то давно я не слышала о таком школьном обмене…. А жаль.

Массовый всплеск произошел лет так …надцать назад. Госпожа Майлис Репс, в момент пребывания министром образования, выкопала из каких-то анналов уже полузамятую идею перевода русских школ на эстонский язык обучения. И видимо, чтоб отличиться активностью, решила ее реанимировать.

И пошло-поехало! Погружение, переплетение, частичное на эстонском обучение. С тех пор не остановить. Спасибо госпоже Репс!

И каков результат двух десятилетий интеграции? – Ненависть, еще больший раскол и развал. И еще что-то такое тихое, что тревожит господ экспериментаторов гораздо больше, чем дефицит собственной фантазии перед лицом педагогического дефолта. Видимо, боятся ответа подопытных…

Похоже, европейские спонсоры стали подозревать, что вбухивают деньги в черную дыру. В черного карлика под названием «Эстония». Иначе нашим интеграторам и в голову не пришло бы, пусть и чисто ради  приличия, докладывать о почти окончательных успехах и выспрашивать деньги на интеграцию не уже интегрированного населения, а уже только неграждан и мифических беженцев. Можно подумать, у нас толпы жаждущих вновь прибывших неграждан, а оттаявшие нигерийцы так и не поняли, что переплыли не ту речку.  

Важно, что нынешнему руководству министерства просвещения хватило решимости отказать в согласовании очередной программы переплетения. А значит, есть пауза, чтобы не только притормозить развал школьного образования, но и переосмыслить  весь поток интеграции и попытаться перенаправить его в созидательное русло.


первая публикация: http://stolitsa.ee/84196