Почему русские Эстонии не осваивают эстонский язык

Печать PDF

 

«Каждый культурный, уважающий себя человек должен знать язык

страны, в которой он живет!»

Как только слышу эту фразу из уст очередного российского государственного или общественного деятеля, да как аргумент к тому, что, мол, русские Эстонии сами во всех своих бедах и виноваты – это лицо перестает для меня существовать. Впрочем, это могут быть и просто узнаваемые деятели рангом пониже: певцы, журналисты, художники. Повышенный статус предполагает и повышенную ответственность. К сожалению, многие путают ответственность с непогрешимостью и позволяют себе публичные суждения вне пределов собственной компетенции.

Безусловно, каждый делает себя сам. Когда-то очень многие советские люди вместо того, чтобы что-то пытаться улучшать у себя на родине, пользовались малейшей возможностью переехать в сытую Прибалтику – теперь за них расплачиваются их дети и внуки. Нынче, по сути, так же поступают и все те, кто в поисках готовых и комфортных для себя решений уезжают в Финляндию, Швецию и т.д. И зависит это не от национальности, а от ментальности. Не хотят люди понимать, что маятник всегда потом качнется обратно. Ну не хотят, так не хотят!

Можно мстить друг другу хоть до седьмого колена. Тут, на месте: кто кого когда оккупировал и кто кого унижал или объедал. Жить ради мести и детям своим наказывать. А смысл? Эта жизнь у каждого одна и хорошо бы прожить ее без комплексов, свободно и радостно.

Чего не хочется эстонцам?

Эстонцам очень не хочется признавать, что независимость своей первой республики не отстояли они сами. Не просто не отстояли, но так и не собрались дать хоть какой-то отпор. Финны вот смогли, а нам оказалось никак. Конечно же, куда приятнее показывать пальцем на бывшего «старшего брата»: вот он виноват! И во всех своих школьных учебниках из года в год во всех своих бедах винить проклятых оккупантов вместо того, чтобы честно посмотреться в зеркало и увидеть там элементарного труса. У нас изо всех щелей злоба ядом растекается, и не удивительно, что дети разбегаются. Молодежь инстинктивно пытается сохранить себя.

Историю назад не переиграешь. Мне тоже не нравится соотношение 70:30, ну и что? Надо исходить из того, что есть, и всем вместе двигаться дальше. Для этого надо не стоять, подбоченившись, и выказывать взаимные обиды, а найти общий язык. В самом прямом смысле.

Раньше общий язык не обсуждался. Но малые народы, в том числе и эстонцы, цепенели в ужасе, наблюдая, как улыбками и мягкими методами их растворяли в объятиях «старшего брата», а также вспоминая при этом несколько недавних экскурсий в Сибирь.

Так что, получив независимость, эстонцы крепко в нее вцепились. В сложившейся ситуации уже сотню раз пересмеянный с противоположной стороны лозунг «это единственное место в мире, где живет и развивается эстонский язык» для них – не пустой звук. Поэтому за общий язык тут, в Эстонии, придется принять эстонский. Нравится это кому, или нет. А призывать народ к борьбе за введение второго государственного языка, русского, потому, что так кому-то кажется и хочется – крайняя безответственность.

Другое дело, как этого достичь. Как не ломать, не травить и не унижать при этом людей и в особенности детей?

При всем своем общем спокойствии, неторопливости и неагрессивности эстонцы допустили одну огромную ошибку. Им показалось проще загнать всех чужих детей в свалившуюся им с потолка идею «погружения и переплетения» (т.н. kümblus и lõimus) и переделать их на эстонский лад. Подумаешь, что вместо соответственного возрасту развития и образования! – Пусть свое слово скажет естественный отбор. Дети не свои, кровные. Пусть про результаты отбора родители побеспокоятся.

Что делать с «безъязыкими» взрослыми? – Тут еще проще: погоняем на экзамены, промуштруем на курсах. Заодно и свои люди подзаработают. А там, глядишь, все по местам расставит тот же отбор…. Может, кто-то из них и сам отсюда убежит? Глядишь, и квартиру с дачей оставит…

Эстонцы забыли, что те, другие, тоже люди. Со своими взглядами, привычками, стилем мышления. Почему людей просто не обучить эстонскому языку и не пытаться их при этом переделать? Или у нас на государственный уровень возведено распространенное женское заблуждение, что мужчину после ЗАГСа можно смело под себя перекроить?

А потому, что государство и понятия не имеет, как это сделать. Есть еще и «побочные» причины: остаточная спесь части наследников «старшего брата» и интересы прослойки, превратившей ситуацию в хороший и стабильный источник дохода. Но это уже лишь тот деготь, что добавляет перцу в огонь. В любом случае, главное – рассмотреть и ликвидировать основную причину.

Почему же государство не умеет обучить массу населения своему государственному языку?

Вот тут совершенно очевидна вина «старшего брата»!

Интерес советского государства в том, чтобы рядовой советский человек по-иностранному не понимал, был очевиден. Не знает – боится, боится – не убежит, а значит, тем плотнее останется железный занавес. Иностранные языки и преподавались формально. За исключением спецшкол для детей спецродителей. Не знаю, как с языками других национальных окраин, но эстонский язык в наших русских школах преподавался еще ужаснее. Соответствующие «педагогические» структуры были, и кучковались там десятилетиями именно те, кто давно смекнул, что тут и непыльно, и денежно, и околонаучно. И главное – мозгами шевелить не надо.

Учителя на уроках эстонского что-то говорили, ученики что-то заучивали и отвечали – все делали вид, что все в порядке. Ведешь себя на уроках хорошо – на тебе «пять», если уж совсем ничего изобразить не можешь – ну, пусть будет «четыре»! Всех все устраивало. Как реально неподготовленных к такой миссии педагогов (зачастую – случайных личностей, дворников да пьяниц), так и привыкших к такой «халяве» детей.

Именно советская власть не только взрастила в русском населении определенное пренебрежение к национальному языку, но и сознательно сформировала ту «элиту», что теперь уже двадцать лет судорожно изображает работу, когда, по сути, делать ее не в состоянии. И все эти судороги обухом отдаются прямо по детским головам.

Такая политика, наряду с хвастливым «освоением» интеграционных фондов, вызвала устойчивую ненависть и отторжение в русскоязычной среде. Экономически слабое, зависимое от внешнего финансирования общество не сможет выстоять, если народы там заняты попытками окончательно переломить друг другу хребты. И тогда, прежде всего, кончится то самое «единственное место в мире, где живет и развивается эстонский язык».

Чтобы ситуацию переломить, необходимо предпринять воистину гигантские шаги. Прежде всего, необходимо прекратить транжирить щедрое европейское финансирование на давно уже дискредитировавшую себя «интеграцию». За все потом придется платить!

Или мы надеемся, что как спросят, так сразу кинемся в кусты изображать партизан - лесных братьев? – Не получится: леса-то распроданы, да и современные технологии живо все иголки из любого стога сена повыуживают, при желании. Не стоит рассчитывать на эту старую эстонскую народную хитрость: мир уже совсем не тот.

Необходимо начать со школы. Создать четкую новую систему преподавания государственного языка, соответствующую предъявляемым жизнью требованиям. И такую систему, чтобы любой ребенок был в состоянии осилить эстонский язык в пределах обычной нормы, 3 уроков в неделю и без непосильных домашних заданий. И чтобы делал он это с удовольствием, а не исподтишка да из-под палки. Систему, не унижающую, а уважающую людей.

Тогда и эстонцам станет не страшно, что рядом живут другие люди. Люди, обучающие своих детей подобными себе и уверенные в своем будущем.