Учительство, ау!

Печать PDF

Не нравится мне термин «лояльность»: отдает от него чем-то лизоблюдским. Или дело в том, что доказательства лояльности от нас слишком часто требуют? Так, для перестраховки, на всякий случай. Как когда-то требовали членства в комсомоле или КПСС.

Учитель русской школы у нас самый лояльный. И за что государство его так грызет? Оно, конечно, понятно: загнанное бесхребетное существо – идеальная кандидатура для демонстрации лояльности ровно на тот срок, что ему определили свыше. Пусть надеется, что у него есть шанс ловко вывернуться или пересидеть ситуацию. Пусть надеется.

Где то светлое доброе вечное, что призван был сеять учитель? Похоже, теперь это называется «отменой воспитательной роли школы». Очень жаль, так как свято место пусто не бывает и вместо демонстрации возвышенного на детей то и дело жуткими помоями выливается учительская затравленность и загнанность.

Ради иллюзорной собственной выживаемости (а по сути – продления агонии) учителя готовы на слишком многое. В конкретных ситуациях реагируют вполне индивидуально, но все вместе они как один делают вид, что не понимают, к чему ведет эстонизация учебного процесса в русской начальной и основной школах. Все вдруг забыли прописную истину азов педагогики: развитие личности наилучшим образом происходит в родной языковой среде, что особенно важно именно в случае школьного, т.е. массового обучения.

Очевидно, что при существующей организации обучения переход на эстонский язык обучения губителен для развития большинства детей. Где учительские коллективы, организации, профсоюз? Отсутствие какой-либо реакции – молчаливое свидетельство глубочайшего раскола и скрытой вражды учительства по национальному признаку.

Да, предъявление к рядовым учителям требования великолепного владения эстонским языком должно быть пересмотрено. Хотя бы потому, что многие годы учителей этим языком откровенно изводят: если требуешь, соизволь сначала честно обучить! А уж заказные проверки неугодных учителей – рядовое явление.

С другой стороны, давайте не забывать, что для настоящего учителя естественно стремление и самому учиться. Преподаватель-догматик вовсе не лучший пример для учеников. И если уж существует требование владеть государственным языком, то кому как не самим учителям выдвигать вразумительные ответные требования в части качества и организации обучения? Наши же учителя долгие годы бегают и уворачиваются от языковых инспекторов, да и обычных эстонцев, на манер отъявленнейших оболтусов! И верещат при этом, как базарные бабы. Заметим, что происходит это на глазах своих же учеников.

Какому государству понравится терпеть осиные гнезда, обитатели которых упорно не желают идти с ним на контакт, в случае недовольства не выдвигают претензии, не инициируют переговоры, а где-то в глубине своей лишь злобно щерятся? Можно представить, насколько «интернациональную» подготовку там получают ученики!

Не удивительно, что некоторые государственные мужи открыто заявляют: будь их воля – перевели бы на эстонский язык обучения всех и вмиг! А русское учительство молчит….

Так у кого тут камень за пазухой? Достойно ли уважения не защищающее ни себя, ни детей учительство?