Русский ребенок в эстонской школе

Печать PDF

Можно поступать по-разному. По возможности поменять фамилию. Или с собственным ребенком пытаться больше говорить по-эстонски, даже если и у самой не очень получается.

Вместо того, чтобы на родном языке читать ему книжки, развивать его - обходиться несколькими заученными фразами. Зато модно, со стороны эффектно и - главное! - гораздо проще, чем добросовестно, внимательно и с любовью реально воспитывать своего ребенка. Эдакое функциональное воспитание маленькой Аннели-Пиллерийн Сизокрылов. 

 

Можно домашним языком оставить русский, но отдать ребенка в эстонский детский сад или школу. Чего можно ожидать в таком случае? - А всего.  

Есть вероятность, что кто-то будет откровенно отыгрываться на вашем ребенке, вымещать свое отношение к русским. Кто-то из воспитателей, учителей. Или, например, класс не будет с ним разговаривать. Я не говорю, что именно так и будет, но некая вероятность есть. Вы готовы рисковать? 

Педагоги не умеют заниматься с классом или группой, где половина детей не владеют языком. Даже если очень захотят, мало что получится. Это совсем не та работа, к которой их готовили. Вот и кучкуются детки в разных углах группы, а учителя-воспитатели за голову хватаются: как работать с таким разнородным составом? Даже если таких детей в классе совсем мало, то у учительницы руки до них не дойдут, а родители элементарно не смогут помочь ребенку. Тем более что в учебном процессе начальная школа предполагает активное участие родителей. 

Ну и чего ожидать? А того, что ваш ребенок не получит необходимого развития, скатится в хвостисты. Хотите сказать, зато эстонский знать будет? - Теперь мой черед отвечать: слишком много чести! Эта овчинка выделки не стоит. Не уродуйте жизнь ребенка, готовя из него профессионального эстонца. 

Даже если и отношения в коллективе совершенно нормальные, а это очень и очень вероятно, то ситуацию непременно осложнит тот факт, что специфика изложения материала в русской и эстонской школах несколько различается. В любом случае детская психика болезненно отреагирует на то, что будет говорить на уроке учитель истории, даже если он и сделает это очень деликатно. Чувство вины, комплекс неполноценности, а то и озлобленность в той или иной степени развиваются обязательно. 

Естественно, что все мы в своих детях  видим свое продолжение, стараемся предупредить какие-то ошибки, надеемся, что они достигнут большего, будут успешнее, чем мы. Они - наше продолжение не только физическое, но и духовное. Перепоручая воспитание, образование и формирование личности ребенка не просто другой, а кардинально чуждой по мировосприятию, образу жизни, стилю мышления среде, вы отдалите от себя своих детей и даже можете потерять с ними связь. Реально потерять их.

Так стоит ли впадать в панику под влиянием каких-то внешних причин, хоть и существенных? Времена-то меняются, а дети остаются. Это как раньше всех пихали в инженеры. И что теперь с этими инженерами? 

Мне видится, что пока идет становление личности, в общем случае образование и воспитание эстонцев и русских должны быть раздельными. А где-нибудь лет в шестнадцать, когда надо решать, что делать после основной школы, тогда уже не только не страшно, но и совершенно нормально, если человек сам, совершенно сознательно решит идти в эстонское учебное заведение. В конце концов, когда-то ведь надо выйти за пределы своей языковой общины. Не покинуть ее, а именно выйти! Да и не настолько мы богаты, чтобы сами по себе очень дорогостоящие профессиональное и высшее образование дублировать по такой вот причине.