Banner Top
Log In

Русскую школу не запретили. Что дальше?

Ирина Кург

педагог

Удивительные вещи творятся в нашем государстве, застоя нет точно. Что повлияло на умонастроения наших властителей? Внезапная смена друзей-демократов на чертика из табакерки Трампа? Выход из ЕС Великобритании с одновременным наплывом к нам публики всех возможных мастей за легкой наживой? Примеры Латвии, Украины, Крыма?

По-любому, все вместе это лишило опоры, чувства тыла, уверенности в безнаказанности и дало прочувствовать, каково это: голова требует – руки-ноги слушаются, но не тебя. А рядом незыблемо высится, как в ночном ужастике, страшный и злопамятный Путин, Путин, Путин…! Да под боком, хоть в сердцах и обозванное Юргеном Лиги сборищем маргиналов, но почему-то все же удостоенное особого упоминания им с высокой трибуны Рийгикогу объединение Русская Школа Эстонии.

Рассмотрение законопроекта о ликвидации образования на русском языке с 1 сентября 2020 года со всей очевидностью показало, что на самом деле никому из депутатов ничего объяснять не надо. Абсолютно каждый способен примерить и на себя ситуацию, когда ребенка погружают в муштровальню на непонятном или малопонятном ему языке.

Просто политика – то поле, где меркам гуманности нет места. Где надо добиваться целей с холодным расчетом, аккуратно дозируя свое личное отношение конкретно по каплям, и не более того! А где-то самого себя и подавляя.

Любого игрока на этом поле можно запросто выставить в любом свете. Дело лишь в мастерстве подставлял да крепости нервов самих игроков. Отказ от голосования большинства партии «Отечество» – это одно, вполне естественное отношение, а вот уклонение от голосования члена этой же партии Виктории Ладынской – это трусость и прогиб, общеполитическими механизмами постепенно выводящими фигуру на путь выбывания.

Эмоциональное выступление Юргена Лиги стало прямым оскорблением всех присутствовавших, что в условиях уменьшения закулисной подпитки определяет аналогичный исход. Дело времени. Нарушена, и наверняка не впервые, одна из основ политики: уважительный диалог с каждым оппонентом, поскольку тот – такой же представитель своих избирателей, как и любой реформист.

В этом смысле не так давно были несколько странны рассуждения в печати типа «я консерваторов ненавижу» или «я с ними в коалицию не пойду». Или пойду, да только не с ними. Парламент и правительство – не поле боя, а площадка для совместной работы. Все зависит от взаимной способности договориться. Это их внутренняя обязанность и всяким «хочу – не хочу» тут не место. Как можно раскручивать провокации на том, чтобы толкать представителей одной части народа на тотальное отрицание интересов избирателей, имеющих другие виды на жизнь?

Итак, что ждет образование на русском языке дальше?

Не смотря на провал этого законопроекта, путей легких не будет. Ожидаемо упершись в полную неготовность перевести детей на непонятный язык обучения, никто из присутствовавших своих взглядов не изменил.  Да, Эстонской Республике – образование на эстонском языке. Это очень логично и в идеале отвечает интересам рядового эстонца. Ведь в своей же стране образование должно быть на родном языке! А там какие-то понаехавшие…? – Да бог с ними, пусть подлаживаются под нас или проезжают дальше.

Так  рассуждали бы и вы, большинство из вас, в другой ситуации: если бы ваш родной и был бы языком государственным. До какой-то кучки недовольных вам не было бы и дела. А упорство такой кучки вас разозлило бы, как и их.

Идеалов не бывает. И первый звоночек, для специалистов уже целый звонище – быстрое скатывание высшего образования на английский язык. И этот английский с эстонским не церемонится. При этом да с изменением общего стиля работы полностью задвинут издыхать на обочину целый пласт академического образования вместе с его методами, глубиной и традициями.

Разумеется, далеко не все новшества – зло. Но под лозунгом борьбы со всем русским и советским идет замещение настоящего образования на псевдообразование. В новой «семье народов» Эстонию тихонько задвигают на предназначенный ей шесток, и далеко не в первую пятерку. Просто в какой-то момент обнаружится, что ни в какой толковой области самостоятельно мы ни на что не способны. Ни в технологиях, ни в производстве – ни в чем. Наиболее способную и перспективную молодежь у нас и так уже выуживают поодиночке, пока мы тут в своей песочнице деремся.

И чего стоить будут наши хвастливые заявления вроде «наше образование на мировом уровне»? Годны они будут разве что умасливать амбиции тех ловких обретателей «ученых» степеней, что за проведенные в «университетах» годы навострились в гладкозвучной трескотне да вовремя подгребли себе подходящую непыльную должность. Максимум, на что они способны – это выдумывать межфакультетские предметы по выбору типа «Истории движения ЛГБТ». И опять-таки, с целью трудоустройства не чужих себе «лекторов».

А тем временем, без особой шумихи тот же Оксфорд внимательно изучает и перенимает все ценное, что осталось от науки и образования советского прошлого. Причем, перенимает не для широких англосаксонских масс, а для узкого круга потенциальных пользователей. Помните по курсу школьной истории, как в Древнем Египте знания передавались только внутри касты жрецов? – Вот сами и додумывайте….

Так вот: дальнейшая борьба за право русских детей учиться тут, в родной для них Эстонии, на их родном русском языке – это и борьба за сохранение и развитие качества всего нашего образования. Только во взаимодействии с Россией, развитии двусторонних культурных связей, в том числе по линии русской школы, можно противостоять выхолащиванию сути образования, накрывающему нас с другой стороны.

Образование – элемент политики. И маленький может не оказаться раздавленным только искусно балансируя между большими. Смогут ли понять это и перестроиться правители Эстонии, зависит, в том числе и от нас.

Добавить комментарий