Banner Top
Log In

Эстонский язык с русским акцентом

  1. История вопроса

О переходе русских школ на эстонский язык обучения говорилось и говорится очень много. Сколько копий ломается во имя повышения конкурентоспособности русского ученика! Но куда еще в общей суматохе залетают эти копья? Похоже, что организаторов всей этой заварушки совсем не беспокоит, каким из нее выйдет, выживет, сохранится и будет развиваться сам эстонский язык.

Межэтнические отношения – явление априори неудобное, тем более, если речь идет о коммунальной кухне, где инородцев добрая треть. Не замечать и ждать их естественного растворения невозможно: для этого их слишком много, да и дело осложняется наличием территорий компактного проживания. Как в том киселе: рецепт хорош, но больно комочки мешают!

Всякие кивания на оккупацию и иммиграцию, к сожалению, лишь подливают масла в огонь и заводят ситуацию в тупик. С одной стороны, они явно раздувают национальный эгоцентризм эстонцев. С другой, сами инородцы себя ни оккупантами, ни иммигрантами не считают. Также нельзя утверждать, что имперское, презрительное отношение ко всему национально-окраинному давно полностью искоренено и совсем не имеет места быть…

Помню прекрасно, как формально преподавался эстонский язык в советской школе с русским языком обучения. Чисто для галочки, поскольку было абсолютно ясно, что по мере продвижения к коммунизму национальные языки за ненадобностью отомрут. Тогдашняя ситуация прямо способствовала тому, что заниматься проблемами преподавания эстонского в русской школе после окончания эстонской филологии шли только те и именно те, кого сам предмет исследования интересовал меньше всего. Их более привлекали свободный рабочий график, стабильный оклад и неограниченные возможности интеллектуально упражняться где-нибудь на конференции или в кафе.

Полстолетия – время немалое. И совершенно неудивительно, что сформировавшаяся за это время каста идеологов-руководителей данного направления именно так, а не иначе прореагировала на свалившееся им счастье в виде европейского интеграционного финансирования. Спросите, как? – Организовали Perpetuum Mobile по переработке этого ресурса. И организовали распрекрасно.

  1. Результат – анархия в школе

Что мы имеем теперь? – Реализацию политического решения по искоренению русского гимназического образования. Конечно, раздутые страсти и страхи не позволяют увидеть в сосуществовании двух разных образовательных систем прекрасные возможности взаимообмена. Само решение объективно не столь фатально, но преступным его делает то, что та самая, за многие годы прикормившаяся кучка трутней и не заинтересована, и не способна достойно организовать обучение эстонскому языку в русской основной школе. Так, чтобы основная масса детей хорошо овладела языком, и чтобы при этом не ущемлялось преподавание всех остальных предметов.

Куда легче объявить, какой эстонский язык трудный, всех в него «погрузить» и заставить годами там барахтаться. Неважно, что соответствующее возрасту развитие и изучение остальных дисциплин задвинуто в самый дальний угол. Не можешь плавать? – Ну, и иди на дно! Кому какое дело, что пропадет талантливый инженер, врач, художник, агроном, фрезеровщик или кузнец? – Нате вам свободный рынок и естественный отбор в действии. А отходы – в компост, не моргнув и глазом.

Нашим государством была продекларирована задача эффективного массового обучения чужому языку, без ущерба для идентитета ребенка и качества остальных необходимых знаний. На самом деле ученикам не предоставлено никакого выбора, а вся жизнь уже сейчас поставлена в полную зависимость от реального владения этим языком!

Такое сочетание деклараций и условий в обозримом прошлом не случалось больше нигде. А значит, и ничей опыт тут ничего решить за нас не может. Кто сказал, что для решения таким образом поставленной задачи надо непременно искать помощи на стороне?

Заварили наши господа ту самую кашу, о тонкостях технологии которой и понятия не имели. Да и не хотели понять: сталины давно кончились, а про вилы в бок как-то не больно и верится.… Зато обмен опытом с канадскими товарищами – вещь приятная и познавательная. Не важно, что заимствованные у них «кюмблус» с «лыймусом» как-то не очень гладко ложатся на нашу почву и вопросов возникает на порядок больше, чем ответов на них.

Сейчас в школах каждый учитель на своем месте делает то, что может. Если хочет. Так сказать, в меру силы и таланта. С нагрузки верхние ограничения убраны: экспериментируй хоть 40 часов в неделю, заставляй детей сидеть без выходных да до полуночи с заданными «тыщщами». Верхи давно решили: зачем брать на себя ответственность и самим разрабатывать четкие директивы? Гораздо удобнее «обобществлять» опыт снизу. В случае чего так сам учитель и виноват!

Продолжение следует…

Добавить комментарий