Banner Top
Log In

Какой фашист не любит свой народ?

(ответ Д. М. Володихину, http://www.rus-obr.ru/blog/25867)

Всё, что я здесь говорю — не более чем «записки из кареты», как у маркиза де Кюстина. Впечатления, обрывки разговоров, наблюдения за ценами, за интерьерами, за режимом дня, за поведением молодежи…

Не стоит придавать им серьезное значение.

Что стоит за вводными реверансами господина Володихина в его статье: мол, это не более чем «записки из кареты» да не стоит придавать значение мной брошенным словам?

Не знаю, но не верю, что это пустая и не рассчитанная на дальнейшее развитие некоего процесса болтовня, как уверяет автор. Доктор исторических наук – не разудалый сапожник и не может не понимать значение фразы «Что написано пером, того не вырубишь топором».

А теперь прокомментирую то, чему я лично придаю очень серьезное значение.

Итак, самое сильное впечатление: по-моему, Эстония — очень безлюдная страна. Нет, дело не в официальной статистике. Кажется, она еще сильно смягчает реальную убыль населения. Люди, с которыми я разговаривал, хихикали над ней.

По их мнению, в стране сейчас нет и миллиона человек, а в ее столице — не более 300.000 жителей. Очень много народу уехало на заработки (мужчины) или на поиски выгодного супружества (женщины). Те, кто проработал в Финляндии, Великобритании, Швеции, Ирландии по несколько лет, часто рвут связи со своей страной, даже идут на развод, если у них за спиной остались семьи. Таллин на пике туристического сезона пустеет к 21.30.

Да, Эстония обезлюдела. Даже для меня, привыкшей к простору и быстро устающей от пестроты и многолюдья. И не может тот, кто очень любит свой народ, просто разбегаться по заработкам да в надежде на выгодное супружество. И про рушащиеся семьи правильно: дети вырастают, не понимая, что мама и папа вместе – это очень важно. Рассчитавшие такой сценарий и руководящие процессом кукловоды либо не умны, либо не фашисты, поскольку сбегающая из Эстонии масса не имеет национального лица.

Или для господина Володихина слово «фашист» – обычное бытовое ругательство, упоминаемое им без необходимости, но регулярно в качестве разминки?

О других городах речи нет. Кажется, в Эстонии больше не осталось городов-стотысячников, помимо Таллина. Косвенно это свидетельствует о чрезвычайном упадке промышленности и сельского хозяйства.

Чрезвычайный упадок промышленности и сельского хозяйства – меткое попадание. Тут, и вообще на фоне поднятой темы возникает вопрос: а чем мы, прибалты, отличаемся от ваших гастарбайтеров из Средней Азии? И получается, что разница не так уж велика. Главное различие: мы не настолько плодовиты и поэтому наши страны пустеют.

Впечатление на плюс: очень многое восстановлено — старый Таллин, усадьбы, замки. Полным-полно всяких музеев и музейчиков. Эстонцы прилагают очевидные усилия к развитию национальной культуры, и это вызывает уважение. У нас этого не хватает — при всем обилии финансовых возможностей России!

В отличном виде пребывает деловая часть столицы. Прилично налажен транспорт. И, в общем, кто помоложе, — те улыбаются, полны надежд… Хуже выглядят люди среднего и особенно старшего возраста. Злые, с печальными лицами и потухшими взорами.

Мы почти ничего не зарабатываем сами. Все наши очевидные усилия в области развития национальной культуры и восстановления архитектурно-туристических объектов производятся исключительно за счет внешних вливаний. Денег ЕС. Не понимаю, о каком уважении тут может идти речь. К сожалению, наша самостоятельность выродилась во всего лишь «само стоятельность»: сами стоим в шеренге перед иностранными туристами и торгуем свитерами да варежками. И все большую долю в этом нашем ассортименте занимает завозной, польский товар.

Как-то одна знакомая, будучи замужем за португальцем и приехав сюда, по ее словам, отдохнуть от сплошной массы смуглых и кареглазых лиц, была просто поражена: «У вас тут только пионеры и пенсионеры!» В смысле, школьники брошены на бабушек-дедушек, а родители массово на заработках.

Ключевое слово – «у вас»! И как после такого откровенного проявления любви к Родине и собственному народу нам, тут оставшимся, не ходить с печальными лицами и потухшими взорами? Как видно, реальным результатом как советского, так ставшего многолетним уже и национального патриотического воспитания, стало одно: удрать с горячо любимой Родины туда, где светит больше заработать. Пристроиться покомфортнее в чужой вагон. Вот вам и преемственность культур: суть нынешней «культуры» так и осталась прежней…! И касается это одинаково всех: и нас, и России, и Средней Азии.

Если это и расчет, то не сильно дальновидный. Какой уж там ум?

Как-то кануло в Лету понятие «ковать свое счастье своими руками». Здесь и сейчас. Нынче почему-то более популярно разевать рты «на чужой каравай». Люди перестали творить, создавать. Мы сами сделали из себя глухую и нашими же детьми оплеванную провинцию.

Впечатление на минус: люди бешено жалуются на отсутствие приличных зарплат. Официально средняя по Эстонии зарплата колебалась за последние три-четыре года в рамках от 750 до 920 евро.

Неофициально же, большинство зарплат — от трехсот с копейками до 600 евро. И это — при довольно высоких ценах, особенно в Таллине (отсюда — цветение рынков и рыночков, блошиных барахолок и т.п. как у нас в «благословенные» 90-е).

Также жалуются на очень высокие нормы выплат по ЖКХ и на лютую коррупцию. Там, кажется, деньги Евросоюза «осваиваются» примерно так же, как у нас — собственные бюджетные.

О зарплатах, а точнее, доходах. Поскольку реально зарплаты есть далеко не у всех. Львиная доля «зарплат» – 300 евро с небольшим, и далеко не каждый пойдет за такое на целый день куда-либо убиваться. Для сравнения: в зимние месяцы квартплата зашкаливает за 200 евро. В нищем обществе много не заработаешь.

Есть ли напряжение между русскими и эстонцами? Да есть, и, кажется, оно не падает, а растет. Вопрос о сотне тысяч русских (если не больше), лишенных гражданства, — болезненный. Сохранить верхние этажи собственной культуры для русских — непростая задача.

Напряжение между эстонцами и русскими – вещь, которая сама по себе не может рассосаться. Более того, оно является важным фактором, помогающим давить любые попытки «снизу» улучшить ситуацию. «Разделяй и властвуй!» – хоть и от советской школы, но универсальный лозунг, куда же без него?

Что касается сохранения верхних этажей собственной культуры, то тут все гораздо страшнее и проще: нашим русским уже давно не до культуры, тем более, не до ее верхних этажей.

Правда, хотя бы наша Церковь там добилась кое-какого продвижения. Получить хорошую работу для русского сложнее, чем для эстонца. Занять административный пост — еще сложнее. Те русские, кто занял такие посты в начале 90-х, по наследству от старой советской системы и сохранил их по инерции или по соглашению с современной политической элитой Эстонии, в общем, в самой русской среде вызывают довольно сильные нарекания. Например, русская коррупция в Нарве — притча во языцех. Там, знаете ли, особое отношение к строительному бизнесу на бюджетные деньги…

Думаю, у Эстонии могут еще наступить тяжелые времена…

Если же говорить насчет пресловутого закона о гражданстве, ну подумайте сами: представим себе, что его вводят в России. Иначе говоря, гражданами могут считаться только славяне или дети от смешанных браков…

Ой? Или, что не столь фантастично… все, кроме славян. Примерьте это на нашу страну. Исходя из этого и стоит оценивать современную политическую элиту Эстонии. По большому счету, это очень умные, очень расчетливые, очень любящие свой народ фашисты.

Начало формы

Завоевания церкви, может быть, российской стороне и интересны, но они не играют большой роли в стране, где население традиционно не отличается религиозностью. Чуть больше, чуть меньше – опять-таки, в зависимости от внешних веяний. Но Эстония – последняя страна, где можно было бы прогнозировать развитие религиозных столкновений. По крайней мере, до того, как сюда массово не рванут приверженцы какого-нибудь более радикального культа.

Непонятно, зачем существует соотечественное движение? У нас оно называется «зоотечественным», поскольку народу давно противно наблюдать за всякого сорта возней в этом направлении.

Как у стороннего наблюдателя у меня сложилось впечатление, что деятельность российских структур, призванных продвигать в мире русскую культуру и русский язык, у нас в Эстонии доведена до полного абсурда. Россия за свой счет и по своим же новейшим разработкам финансирует обучение русскому языку всех желающих эстонцев, всячески их поощряет и агитирует. И при этом совершенно спокойно смотрит на то, как эстонская сторона запрещает, уничтожает на своей территории образование русских детей. С точки зрения педагогики это означает намеренное блокирование личностного развития.

Резкое увеличение доли русского населения Эстонии в послевоенные годы (что является существенной причиной национальной напряженности) далеко не случайно. Именно советская власть после окончания второй мировой войны усиленно агитировала русских людей ехать «помогать поднимать национальные окраины». И именно потомки этих людей испытывают сложности, о которых идет речь. А теперь Москва вроде бы и ни при чем?

Представитель координационного совета российских соотечественников Эстонии спокойно заявляет с трибуны, что русское образование в Эстонии проиграно – так тому и быть. И гонит свой личный бизнес дальше. Или без тихих договоренностей на предмет «сдачи без боя», отгрузки на свалку будущего наших местных русских детей деятельность этого координационного совета на местах может быть властями заблокирована?

На эти мысли наводит недавняя «перезагрузка» российско-эстонских договоренностей в сфере образования, в результате чего господин российский премьер Медведев оставил за бортом все вопросы школьного образования, ограничившись сферой сотрудничества по линии вузов.

Отыгрываться на детях – тяжкое преступление. Не важно, чьи они и как тут оказались. Неоказание детям помощи, и особенно профессионалами, на словах декларирующими, что они поддерживают и продвигают все русское – полнейшее лицемерие, не меньший фарс.

Так кого же, по-вашему, господин Володихин, более уместно называть фашистами?

Добавить комментарий