Banner Top
Log In

Особенности национального «kümblus» и «lõimus»

Еще лет десять-пятнадцать назад уже много говорилось про классы языкового погружения. Это когда в первом классе с детьми занимаются не как обычно, а «погружают» их в мир эстонского языка. При этом о языке родном вспоминают далеко не сразу. У нас это называется «kümblus».

Было бы прекрасно, если бы этот элегантный маневр так и остался бы на уровне фантазии и разового (добровольного!) эксперимента. Но поскольку он широко маханул на жизненные просторы, под угрозой, и уже серьезной, оказалось будущее не только всей Эстонии, но прежде всего и наипервейшим этапом – жизнь нашей многотысячной русскоговорящей общины.

В классы, где претворяется в жизнь такая элегантная концепция, должен идти жесткий отбор. Работа учителя в таком классе должна быть супервиртуозной. То есть эти классы даже теоретически не для всех и найти таких виртуозов очень трудно. Их просто не может быть много. По определению: Паганини был, есть и останется только один. Дорогостоящий, однако же, эксперимент!

Как мы все хорошо наблюдаем, дело уже поставлено на поток. Эксперимент перешел в массовую рубку леса, и щепки летят – только успевай уворачиваться! Особую гнусность ситуации придает то, что впереди этого паровоза бегут узнаваемые лица многих русских школ. И точно так же «на ура» приветствуют и «lõimus» – закономерное развитие «kümblus»-а для всех тех неэстонских детей, которые увильнули от сачка на начальном этапе. И как уже показывает практика, результаты этого метода, когда всех оставшихся просто пытаются хапануть общим тралом, еще более тревожны и сомнительны.

Бесспорно: и русский, и эстонский языки весьма сложны, но сложны очень по-разному. У них настолько взаимно перпендикулярные механизмы самовыражения, что они как нарочно заслоняют друг друга, с какой бы точки зрения их не рассматривать. Если ты владеешь одним из них, то уж он-то со своей стороны сделает все, чтобы ты не смог разглядеть другой. Такая вот взаимная симпатия выясняется! Не симпатия, а прямо-таки слепая ревность.

То есть существуют такие тонкие, но в то же время для практики исключительно важные, различия логических структур славянских и финно-угорских языков, которые не позволяют человеку в режиме свободного погружения оба языка усваивать полноценно. И это происходит практически всегда.

Например, глагольные пары, различающихся только видом, русский человек реально воспринимает в родном языке как одно слово. В жизни он не ощущает этого различия. Когда для этого человека наступает необходимость переместиться в поле эстонского языка, то реальное отсутствие такого разделения, отсутствие глагольного вида усиливает для него эту неразличимость. Кажущаяся простота с учетом опыта предыдущего, родного языка, проделывает с человеком очень ловкий фокус: он становится не в состоянии усвоить определенные особенности эстонского языка. Без грамотного и очень аккуратного вмешательства извне.

И это только один из множества конкретных примеров, когда такие изящные принципиальные различия и являются главной причиной того, что отдача от всех наших топорных методов крайне мала.

Как показала лично моя педагогическая практика, если русские родители после эстонского детского сада решают отдать ребенка в русскую школу, то этот ребенок в дальнейшем может не утерять разговорных навыков эстонского языка. Тем более, что нынче школа и сама будет этому активно препятствовать. Но без дополнительной специальной работы его эстонский язык будет очень куцым и неграмотным. И никакие методы погружения или традиционное школьное обучение этот дефект не поправят.

Если же такой ребенок пойдет в эстонскую школу, то под угрозой окажутся оба языка, поскольку редко когда в семье (именно в семье и только там!) складываются обстоятельства, обеспечивающие с этим ребенком усиленную индивидуальную специальную работу. Хотя бы в одном направлении.

Учите эстонский – и будете конкурентоспособны!!!

Причины исследователям давно известны. Славянские языки и языки народов Западной Европы относятся к единой семье индоевропейских языков. Следовательно, у них у всех был когда-то единый праязык и их контакты, хоть чаще и очень скандальные, исчисляются десятками тысяч лет.

Финно-угры же развивались обособленно. Они ни с кем европейских равнин не делили, а жили себе тихо-мирно на северных территориях. Родственные саамы и ненцы и сейчас ведут относительно обособленный образ жизни. Несколько же последних сот лет истории не играли уже никакой роли в развитии основных, глубинных алгоритмов этих языков. Язык, психология, образ мышления этих народов развились абсолютно обособленно от индоевропейцев. Собственно, это и является главной причиной того, что массовое обучение эстонскому языку у нас крайне малоэффективно и всякие попытки приспособить методы изучения европейских языков как-то не очень проходят. Языки слишком разные.

Что означает разное мышление, разный взгляд на мир? А то, что в постижении каких-то общих истин разные народы двигались разными путями. И именно потому, что их мозг, их рассуждения сконструированы по-разному.

Скажем, все согласны, всем очевидно, что из некоего А следует Б. Но идя к этому выводу, люди с разным менталитетом, с разной мыслительной организацией движутся в принципе разными путями. Если мы рассмотрим какой-то срез этого процесса, возможно, временной, а возможно, поэтапный, то видно, что позиции этих людей различаются. На рис.1 это прямые Т1 и Т2. В какие-то моменты эти позиции могут и совпадать, как на Т1. И вот эта разница в конкретном — привычки, замашки, манеры, стиль, темперамент, разная оценка одних и тех же событий и явлений … — и есть главный раздражитель, вызывающий неприятие одной нации другой. Иной взгляд на мир.

Часто говорят: “передается с молоком матери”. Не знаю, что там передается, а что нет, но что касается способности к конкретному языку, то думаю, что тут основания имеются. Если из поколения в поколение у людей оттренировываются одни и те же логические ходы, то наверное, это как-то отпечатывается в мозгу и на физическом уровне. Скажем, одна извилина — как заезженная колея, а другая совсем не тронута. Примитивное сравнение, но видимо, на уровне склонности, готовности, хваткости привести его уместно.

Но ничего: воспитание, работа над собой — тоже далеко не последняя вещь.

Давайте представим себе владение языком как свободное передвижение в пределах конкретной плоскости. Владение другим языком — передвижение в другой плоскости. Человек, владеющий двумя, тремя языками, может перемещаться из одной плоскости в другую, в третью, его мышление становится объемным. Взаимодействие этих возможностей порождает дополнительные возможности, причем, возможности эти нельзя предугадать простым арифметическим сложением. Интенсивность взаимодействия, интенсивность работы мысли порождает немыслимые комбинации. Возникают своего рода турбулентные явления.

Эти процессы с полным правом можно сопоставить с нелинейными процессами, давно известными, изучаемыми и используемыми в естественнонаучных областях человеческой деятельности. Так что творчество, воображение, талант — это результат нелинейного взаимодействия мыслительных процессов. И зачастую достаточно перпендикулярных.

При этом достаточно важно не только количество участников взаимодействия (у нас — языковых плоскостей), но и какие конкретно это участники. Чем более несхожи языки, тем более интересен может оказаться результат.

Сочетания “английский-русский” или “немецкий-русский” встречаются довольно часто. Таких людей довольно много. Конечно: это наиболее распространенные, востребованные языки. А вот если в процесс взаимодействия включен прекрасно развитый и при этом достаточно редкий, по структуре резко отличающийся язык, то возможности такого симбиоза воистину уникальны. Это дополнительный шанс создать нечто особое, чего не увидят другие. Это повышение конкурентоспособности, востребованности в этой жизни. И я говорю о деятельности не только в гуманитарной, но и в любой другой сфере. Так как владение языком — всего лишь отражение работы мысли.

Поэтому владеть технологией эстонской речи реально выгодно, даже если никаких нежных чувств вы к этому языку не испытываете. Вы скажете: ну, тогда можно учить сразу китайский или вьетнамский. На этих языках хоть народу больше разговаривает. Отвечу: ну кто же спорит? — Учите на здоровье. Только эстонский хорош своей немассовостью. Хорош именно в рассматриваемом смысле. Да и почему не сочетать приятное с полезным? Все-таки живем-то в Эстонии.

Как видите, по возможностям выражения “великий и могучий русский язык” не всегда и не во всем оставляет позади языки другие. Невозможно быть единоличным лидером всегда и всюду.

Может быть, зря нам в школе внушался этот лозунг. “Великий и могучий” для каждого свой. Точно так же, как для каждого родителя дороже, красивее и любимее всех именно свой ребенок. И если мы даже вынуждены признать, что чей-то ребенок красивее или умнее, то достоинство нашего может быть в том, что он добрый и терпеливый. И от этого он нисколько не хуже.

Главное же — нельзя забывать, что недопустимо перекраивать, переламывать окружающее под себя. Принимайте и любите свое именно таким, какое оно есть. Только и именно за то, что оно свое. Но и не надо устраивать глупые соревнования и смотреть на чужое свысока или с подобострастием. Поступайте достойно, уважайте и учитывайте чувства и достоинства каждого: ведь чужое — тоже для кого-то свое.

Добавить комментарий

error: Контент защищен авторским правом!